Цензура forever?

Журнал «Советник», №5 за 2010 г.

Елена Деревянко,
управляющий партнер агентства PR-Service,
вице-президент Украинской PR-Лиги,
кандидат экономических наук, член IPRA

Последние несколько месяцев украинское информационное пространство живет исключительно интересной жизнью. Как принято сейчас говорить в экспертной тусовке, в результате изменения политического ландшафта на свободе оказался призрак цензуры. Тот самый, который в течение пяти лет пребывал в изгнании, убоявшись расцветшей буйным цветом свободы слова.

Копья скрещиваются не на шутку. С одной стороны, широко обсуждающееся движение «Стоп цензура» (футболки с этой надписью недавно радовали президента во время одной из пресс-конференций). С другой - призывы неких медиаэкспертов из менее активного движения «За чистоту прессы» бороться с «джинсой», а не с цензурой. С одной стороны, вольнодумствующие «Пятый канал» и TВi, у которых недавно «откусили» частоты вещания. С другой - наезд на газету влияния «Зеркало недели»: дескать, издание заангажировано, необъективно, да еще и алчно.

Рассуждать на тему «а был ли мальчик?» (вернее, «бабушка», ибо цензура женского рода и стара, как мир) - дело исключительно неблагодарное и бесперспективное. Ни одна власть никогда в истории человечества не была абсолютно индифферентна к тому, как освещается ее деятельность. И еще никогда «властители дум» - от летописцев до журналистов - не были в своей массе абсолютно независимы от власть имущих, их админресурса и дружественных им «кошельков».

Тем более что «коммерческая цензура» зачастую намного жестче и циничнее «властной цензуры». Простой и наглядный пример. В Харькове, где местный главный инвестор Александр Ярославский достраивает фактически новый аэропорт, прошло уникальное для всего постсоветского пространства событие - Международный аэрофорум Routes CIS. Съехалось 800 участников, к новому аэропорту присматривались десятки авиакомпаний, випы из правительства и УЕФА (Харьков - принимающий «Евро-2012» город). То есть множество интереснейших ньюсмейкеров (могу оценить адекватно, поскольку сама во времена оные работала в знаковом украинском деловом издании), с которыми оживленно общались журналисты просто потому, что было интересно. И только один (зато самоокупаемый) местный телеканал отказался приехать, мотивируя коммерческой нецелесообразностью. Как говорится, комментарии излишни, профессиональные стандарты журналисткой деятельности здесь и не ночевали.

Плюс ко всей вышеперечисленной «прелести» - самоцензура. Есть редакционная политика, в прокрустово ложе которой необходимо уложить свой талант и свое свободомыслие. Если, конечно, не хочешь завтра на биржу труда...

Поэтому не надо себя обманывать - цензура имманентно присуща обществу, как некий механизм самосохранения власти, бизнеса, индивида. И борьба с ней - это борьба с многоголовой гидрой, у которой на месте отрубленной головы моментально вырастает новая. Банально и обидно, но правда.

Все вышеописанное - плохая новость для тех, кто верит в торжество свободы слова и «четвертую власть». Но есть и хорошая. Она заключается в том, что общество уверенно движется по магистральной дороге научно-исследовательского прогресса, и информационное пространство вместе с ним. И есть надежда на так называемые new media - те самые, которыми в соответствующую историческую эпоху успели побывать и газеты, и радио, и телевидение, и имя которых сейчас гордо носят инструменты web 2.0. Гражданская журналистика и возможность моментального неподконтрольного обмена информацией существенно снижает эффективность любых манипулятивных PR-активностей, включая цензуру. По мере смены поколений эта тенденция будет проявляться все ярче и ярче. И даже интернет-цензура, попытки ввести которую, вне всякого сомнения, будут делаться во всем мире, не сможет стать надежной плотиной на пути цунами неформальных коммуникаций.

Так что будьте оптимистами, господа журналисты, PR-специалисты и «представители широкой общественности», не боритесь с ветряными мельницами и не бойтесь призраков.

Журнал «Советник», №5 за 2010 г.